Музы Стерлитамака - Всем, а не избранным!
Музы Стерлитамака


Музыке надо учить всех детей, как
учат математике или географии.
Д. Б. Кабалевский

1. Три стороны одного заблуждения
Вот выдержка из одного письма.
И. Живова из Москвы, пишет: «Дом, в котором мы живем, наверно, можно считать домом музыкально одаренных. Чуть ли не каждый ребенок занимается музыкой. Но мы с мужем решили не поддаваться моде — не будем учить дочку музыке, так как у нее нет особых данных».
Перед нами одно из наиболее печальных родительских заблуждений —  музыкой должны заниматься только одаренные дети. Заблуждение это многолико и в разных семьях проявляется по-разному.

В нашем доме живет Дима. Мальчику скоро семь, и у него хорошие музыкальные данные. Он правильно поет, быстро подбирает знакомую мелодию на фортепиано, с удовольствием слушает музыку. Но в воображении родителей хорошие способности малыша разрослись чуть ли не в гениальные. «Мальчик исключительно одарен», — постоянно говорят домашние. В садик Дима не ходит. «Там серые дети. Ему с ними неинтересно». На улице мальчику тщательно подбирают подходящую компанию. Стоит Диме что-то спеть, сыграть или просто прислушаться к музыке, как родители начинают восторженно переглядываться. Состояние это можно назвать вундеркиндоманией, и встречается оно, к сожалению, не так уж редко. Подобное заблуждение было бы достаточно безобидно, если бы не его последствия. «Вундеркинд», прекрасно осведомленный, что он не такой, как все  (а обычно от ребеняа этого не скрывают), начинает требовать к себе особого отношения.
А отсюда шаг до детского эгоизма, крайнего индивидуализма.

«Чудо-ребенка» приводят в музыкальную школу, и тут возникают родительские разочарования и обиды. Педагоги, должным образом не оценившие дарования ребенка, обвиняются в невнимательности, некомпетентности, чуть ли не в личной неприязни. А страдает от этого ученик, внимание которого занято уже не столько музыкой, сколько конфликтующими взрослыми. Если даже ребенок действительно особо одарен (в конце концов, в нашей сегодняшней жизни вундеркинды встречаются не так уж редко), надо очень осторожно расточать похвалы в его адрес, ни в коем случае не ставить в положение, обособляющее от коллектива. Об этом часто говорят и так же часто забывают.

А вот совсем другая семья. Сереже 8 лет. У него тоже хорошие музыкальные данные. В прошлом году мальчика отвели в музыкальную школу, но он не прошел по конкурсу. И родители решили, что на музыкальном воспитании ребенка можно поставить точку.
Ход их рассуждений несложен: «Раз Сережа не Моцарт и не играет концерта Чайковского, то и учить его музыке не следует». Тем самым папа и мама Сережи, безусловно любящие своего ребенка не меньше, чем другие, закрывают мальчику двери в огромный и прекрасный мир.
Это именно тот случай, когда «талант зарывается в землю».

Ведь сроки проявления музыкальных способностей индивидуальны.
А цель  музыкального воспитания не только в обучении игре на инструменте и тем более не в подготовке музыкантов-профессионалов. Главное, чтобы ребенок полюбил музыку. Было бы очень обидно, если только особо талантливые дети могли бы получать радость от общения с музыкой
.

Не надо забывать и того, что на приемных экзаменах в музыкальную школу бывает иногда трудно определить в полной мере музыкальные способности ребенка: и в силу кратковременности контакта, и в силу того, что стеснительные, замкнутые дети теряются в незнакомой обстановке и при виде большого количества учителей.
Особенно это относится к домашним детям, не ходившим в детский сад. На экзамене мне нередко приходилось наблюдать, как ребенок с хорошими данными, неожиданно начинал петь фальшиво, отвечал что-то невразумительное и вообще производил незавидное впечатление. Бывает также, что при поступлении в музыкальную школу лучше себя проявляют не дети с более яркими музыкальными данными, а хорошо подготовленные, представляющие себе требования приемного экзамена.

И еще с одной семьей, находящейся под гипнозом того же заблуждения, хочу вас познакомить. Гале 9 лет. У нее неважные музыкальные данные: слух не развит, все песни Галя поет на один мотив, мелодию запоминает плохо. Тут папа и мама единодушны — девочке музыка противопоказана. Как это неверно! Конечно, Гале необязательно учиться в музыкальной школе, но ввести музыку в ее жизнь необходимо. Более того, детям с плохими данными музыка нужна особенно! Так же как особенно нужно плавание и физические упражнения ослабленному ребенку.

Начать надо с самого простого: чаще привлекать внимание детей к  музыке, песням, обмениваться впечатлениями о прослушанной музыке, ходить на концерты, рассказывать им о музыкантах и композиторах. Очень полезно обучение на общедоступных инструментах (гитаре, аккордеоне), пение в хоре. Ведь музыкальный слух, каким бы плохим он ни был, поддается развитию. Об этом сегодня можно говорить с полной уверенностью.
Родители, считающие, что музыке можно учить только избранных, забирают детей из музыкальной школы при первом столкновении с трудностями — будь то плохие оценки или нежелание, лень, проявляемые ребенком при выполнении домашних заданий или на занятиях в школе.
Помню, как ко мне подошла мама одной ученицы и сказала чуть ли не со слезами, что решила девочку из школы забрать, так как та получила на экзамене тройку. Напрасно я пытался объяснить ей, что тройка по фортепиано, как, скажем, тройка по математике, совсем не означает, что надо бросать школу. Девочка прекратила занятия музыкой. Стойкое неприятие моих доводов покоится все на том же, уже известном нам заблуждении.

Можно сказать без преувеличения, что совсем немузыкальных детей практически нет. Лично я таких не встречал ни разу. Нет ребенка, который бы не любил слушать музыку, хотя бы из «мультиков». Не узнавал бы знакомый мотив. Если ребенок плохо слышит или у него «зажатые» руки и ему плохо дается игра на инструменте, то это совсем не означает, что он не сможет полюбить музыку. Музыкальность — это целый комплекс способностей, какие-то из них обязательно присутствуют у ребенка. Встречаются дети, которые хорошо слышат и чувствуют музыку, но плохо поют из-за отсутствия координации между слухом и голосовым аппаратом. Другие ничего не могут спеть, но зато ритмично «произносят» песню, обладают живым и острым ощущением ритма, что тоже является признаком музыкальности.

Немузыкальные взрослые — это как раз те дети, способности которых вовремя не выявили и потому загубили.
Как же развить музыкальные задатки, которые есть у каждого ребенка? Как добиться, чтобы все дети, без исключения полюбили музыку? Другими словами, как прийти ко всеобщему музыкальному воспитанию?
Известный советский педагог и музыкальный деятель Л. Баренбойм в своей книге «Путь к музицированию» справедливо указывает два условия, без осуществления которых это невозможно: повышение качества музыкальных занятий в детском саду и в общеобразовательной школе и правильная организация музыкального воспитания в семье.
Важный шаг в первом направлении уже сделан. Я имею в виду новаторскую систему уроков в начальной школе (конечно, общеобразовательной, а не музыкальной) выдающегося советского композитора, педагога и музыкального деятеля Д. Б. Кабалевского.

2. Что предложил Д. Кабалевский!
В общеобразовательных школах музыкальным урокам уделялось недостаточно учебных часов. Уроки эти нередко были составлены из перемешанных в произвольных пропорциях и ничем не связанных друг с другом частей — пение, слушание музыки, знакомство с нотной грамотой. А главное, школьные уроки были оторваны от музыкального искусства, от жизни.
Это, конечно, не означает, что не было талантливых учителей-энтузиастов, которые были способны зародить в детских сердцах любовь к музыке. Я хорошо запомнил свою учительницу пения в общеобразовательной школе Инну Яковлевну Соколову. Совсем молодая, одетая просто, но по тем послевоенным временам модно и красиво, она медленно, с особым значением подходила и садилась за старенькое школьное пианино. Играла Инна Яковлевна Грига, Чайковского, Шопена… Не знаю, что покоряло нас: сама музыка или та огромная увлеченность, искренность, с которой играла учительница, но шумный, сплошь мальчишеский 4-й «А» замолкал, сраженный. Даже Сергей Баринов, по прозвищу «Барин», первый озорник, доводивший всех учителей до «белого каления», молчал, смущенно глядя в окно, чтобы мы не подумали, будто и его музыка смогла заинтересовать.
Очень ярко, образно Инна Яковлевна рассказывала о музыке. Она говорила медленно, тщательно подбирая слова, и наши сердца изумленно сжимались. Сегодня я понимаю, что все эти рассказы были до мелочей продуманы и отрепетированы, но тогда нам казалось, что слова рождаются сейчас, и от этого они приобретали особое значение.
А потом Инна Яковлевна, не знаю по какой причине, ушла из школы, и с ней вместе из жизни многих (в музыкальной школе тогда учились единицы) ушла музыка.

Позже у нас было много учителей пения. Одни больше учили с нами нотную грамоту. Другие разучивали песни. Третьи играли (пластинки и   проигрыватели тогда в школе были редкостью) на фортепиано. Потом мы записывали в тетради готовые формулировки (их надо было заучить наизусть, и тогда пятерка обеспечена) о прослушанной музыке. Но в основном все занимались дисциплиной. Потому что было скучно, и мы развлекались как могли. «Барин» показывал свои самые злые шуточки. Когда мы пели, он кричал, мяукал, визжал. Самые терпеливые учителя не выдерживали больше полугода и уходили.
Такое или примерно такое положение было и во многих других школах.

Перемены начались в конце 60-х годов. Уроки пения стали называться уроками музыки. Это было не формальным переименованием, а принципиальной победой тех, кто считал, что пение не должно быть основной, а тем более единственной формой работы. Что главным содержанием школьных уроков музыки должно быть живое слушание музыки, музыкальное искусство. Устаревшей стала и точка зрения, что для слушания музыки с детьми достаточно проигрывателя и пластинок. Стало ясно, что это трудное дело, требующее от учителей больших знаний, специального музыкального образования.
Однако для того чтобы в корне перестроить всю школьную систему музыкального воспитания, нужны были глубокие реформы. Нужна была система, которая вобрала бы в себя все лучшее прошлых лет, отвечала бы потребностям сегодняшнего дня и опиралась на передовые принципы общей педагогики и психологии.

Такой системой и стала система Д. Б. Кабалевского.
В основе системы лежит, казалось бы, очень простая мысль: музыка, по выражению Кабалевского, покоится на трех китахпесне, танце, марше. Таким образом, можно соединить музыкальное искусство со школьными занятиями музыкой, потому что, с одной стороны, на них основываются сложнейшие произведения музыкальной культуры, а с другой — они входят в музыкальный опыт всех детей с дошкольного возраста. Это делает музыку ближе и понятней.
Песня, танец и марш позволяют без особого труда познакомить детей с любой областью музыкального искусства, так как в любом музыкальном произведении можно обнаружить такие черты, как песенность, танцевальность, маршевость. Теперь первоклассники слушают не конкретные песню, танец или марш. Речь идет о всех песнях, поющихся на земле, всех танцах и всех маршах.

Например, изучая «Марш деревянных солдатиков» П. Чайковского, дети изучают не только этот марш, а один из многих маршей. Они сами приходят к выводу, что кроме этого марша (для кукол), есть и военные марши (под которые маршируют солдаты на Красной площади), и пионерские (под которые шагают пионеры), и спортивные. Позже первоклассники с радостью узнают марш в классической музыке, скажем, в третьей части шестой симфонии П. И. Чайковского или в финале фортепианного концерта Д. Б. Кабалевского.
«Движение музыкальной мысли, — пишет автор системы, — начавшееся на уроке, получая пищу из окружающей среды, продолжится и будет от урока к уроку набирать силу и темп».
И еще одно важное положение системы — учить музыке надо так, чтобы детям было интересно. Для этого, по замыслу Д. Кабалевского, учащиеся должны активно участвовать в уроке, не получая от учителя готовых ответов, а совместно с ним решая вопросы, возникающие по ходу урока. С первых шагов дети учатся размышлять о музыке.

В программе Д. Кабалевского не только высказываются общие положения, но и приводятся конкретные советы учителю, как поступать в том или ином случае.
«Когда после вопроса учителя, — пишет автор, — поднимает руку часть класса, вряд ли следует спрашивать на выбор отдельных ребят. В таких случаях лучше предложить всем одновременно ответить (тихо!) по знаку руки учителя. В таких коллективных ответах две положительные стороны: все ребята, готовые к ответу, получают возможность вслух его высказать и испытать удовлетворение от этого; ребята, к ответу не готовые и руки не поднявшие, все же мысленно примут участие в коллективном ответе и, поняв, каким этот ответ должен быть, не испытывают досадного чувства неловкости, смущения от своего незнания».
Как видите, эти советы Д. Кабалевского свидетельствуют о тонком понимании психологии ребенка, большом педагогическом мастерстве.

А теперь, чтобы лучше понять, как все это происходит на практике, давайте перенесемся в общеобразовательную школу и побываем на открытом уроке по системе Кабалевского. Этот урок проводил в первом классе опытный педагог нашей музыкальной школы Анатолий Иосифович Френкель.
Тема урока — песня. Не буду пересказывать весь урок. Приведу несколько диалогов учителя с классом:
— Что нужно для того, чтобы получилась песня?
— Композитор.
— А что еще? (Ребята молчат) Ну вот послушайте, я спою знакомую вам песню. (Поет «Улыбку» В. Шаинского без слов) Чего здесь не хватает?
— Слов.
— Верно. Значит, кто еще сочиняет песню?
— Поэт.
— А кто еще нужен, чтобы исполнить песню?
— Певцы, музыканты.
— А еще? (Ребята думают) Ну представьте себе, что песня написана и исполнена, а никто ее не услышал. Получилась ли песня? Кого еще не хватает?
— Слушателей.
— Правильно. А теперь поднимите руки, скажите, какие песни вы знаете? (Тянут руки почти все. Учитель спрашивает ребят. Просит одну девочку, заранее он узнал, что она хорошо поет, спеть названную песню.
Девочка поет «Песню о жирафе» Ю. Чичкова)
Эта песня написана для детей или для взрослых?
— Для детей.
— Значит, какая эта песня?
— Детская.
— А какие еще бывают песни?
Тянется лес рук:
— Взрослые, военные, туристские, колыбельные, народные.
Учитель просит привести примеры названных песен. Дети называют разные песни. Некоторые поют под аккомпанемент фортепиано один-два куплета.
Учитель играет печальную песню и спрашивает, какое настроение в ней выражено.
— Грустное.
— А какое еще настроение может выражать песня?
— Веселое, бодрое, героическое, торжественное.
Дети приводят примеры песен. Некоторые снова поют. Учитель играет в подчеркнуто-маршеобразном ритме песню «Мы веселые ребята» М. Раухвергера и спрашивает: «Что это за музыка?» Одни считают, что это песня, другие, что марш. Тогда учитель поет песню и одновременно марширует, показывая ребятам, что это и песня и марш одновременно. Так же в споре решается вопрос о столкновении песни и танца.

Подобные споры о музыке, активное участие учеников в уроке, совместные ответы на возникающие вопросы делают занятия музыкой интересными, увлекательными, способствуют творческому развитию детей. После успешной экспериментальной проверки системы все больше школ приступают к реализации новых программ на уроках музыки.
Но как хорошо бы ни было поставлено обучение детей музыке в детском саду и в школе, музыкальное воспитание не будет успешным без участия семьи.
3. «Хорошие родители важнее хороших педагогов».

Именно так выразился видный пианист и педагог Генрих Нейгауз, имея в виду, что самые лучшие педагоги будут бессильны, если родители к музыке равнодушны.
Здес

 закон строгий и почти не знающий исключений. Потому что именно папы и мамы должны «заразить» ребенка любовью к музыке, проявить интерес к его музыкальным занятиям, правильно организовать эти занятия, наконец, если нужно, отвести в музыкальную школу, кружок или студию.

Мой семилетний ученик Коля примерно через полгода после начала занятий неожиданно охладел к урокам. Стал прогуливать. Плохо выполнял домашние задания.
Вызываю маму и узнаю следующую историю. Последние месяцы папа был в командировке. Коля писал отцу восторженные письма о занятиях, мечтал показать, чему он научился. И вот наступил день папиного приезда. С утра Коля повторял пьесы, волновался. Но концерта не получилось. После первых же тактов папа уткнулся в газету, а потом, не дослушав до конца, сказал: «Чем такой ерундой заниматься, лучше бы в бассейн записался или в футбол поиграл с ребятами во дворе. И полезней, и времени меньше отнимает».
Если бы Коля не усвоил твердо, что мужчины не плачут, все бы кончилось слезами. Через некоторое время мальчик школу бросил.

Мать и отец, искренне любящие музыку и занимающиеся самообразованием, даже если они не играют ни на каком музыкальном инструменте и не поют, в деле музыкального воспитания ребенка могут сделать очень многое.
Семья является первой и наиболее важной ступенькой для вхождения маленького человека в мир музыки.
Именно родители закладывают основы его мировоззрения, морали, эстетических вкусов. Естественность и непринужденность обстановки, совместное слушание музыки, та особая атмосфера, которая создается во время занятий с любимым человеком, — все это определяет большие возможности для приобщения ребенка к музыке.

На основании социологических исследований у нас и за рубежом было  установлено, что увлечение музыкой у большинства любителей и профессиональных музыкантов начиналось под влиянием семьи.
Иногда родители считают, что музыкальные задатки ребенка развиваются сами собой. Надо только ни во что не вмешиваться и предоставить детям свободу. Советские психологи доказали, что это не так. Если задатки специально не развивать, они увядают и гаснут.
Нередко мне приходилось слышать от родителей, что в 4—5 лет их дети очень любили музыку, эмоционально реагировали на нее, пели и танцевали. А сейчас в 9—10 лет это все иcчезло бесследно. Ничего удивительного.
Задатки требуют развития. Они переходят в способности только в совместной деятельности со взрослыми, в общении с ними.

Попробуйте ответить на вопросы анкеты и определите, как обстоит дело с музыкальным воспитанием в вашей семье:
1. Слушаете ли вы с детьми музыку?
2. Обмениваетесь ли впечатлениями о прослушанной музыке?
3. Поете ли с детьми?
4. Есть ли у вас дома детские музыкальные инструменты?
5. Играете ли сами на каком-либо музыкальном инструменте?
6. Любите ли серьезную музыку?

Психологи провели опрос родителей по этим вопросам, и утвердительно на них ответило от 11 до 15% родителей…
Как показал опрос, в большинстве семей отсутствует понимание того огромного влияния, которое обучение музыке оказывает на формирование духовного мира ребенка. Поэтому пропаганда вопросов, связанных с музыкальным воспитанием в семье, приобретает особое значение. Воспитание детей начинается с воспитания и самовоспитания взрослых.

Итак, музыке надо учить всех детей без исключения.
На этот счет у прогрессивной музыкальной педагогики нет разногласий.

Как сказала венгерский педагог Дьюлане Михайи:
«Нельзя терпеть потерю ни одного ребенка для музыки… Каждый ребенок с нормальными музыкальными данными располагает также и способностями музыкальными. Способности эти могут развиваться, если воспитывать ребенка с детства подходящим способом. Мера этих способностей правда, зависит от врожденных данных, но они поддаются совершенствованию».


Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 377
Статистика
Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Мини-чат
200
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz