Ференц Лист - 2 Ноября 2011 - Музы Стерлитамака
Музы Стерлитамака
Главная » 2011 » Ноябрь » 2 » Ференц Лист
13:25
Ференц Лист

Ференц Лист (Franz Liszt)


Ференц Лист (Franz Liszt)

Комета, которая 22 октября 1811 года пронеслась над венгерскими селениями, как бы отметила жизнь только что родившегося Ференца Листа. Уже в детстве он проявлял удивительный талант, и эта счастливая звезда словно сопровождала всю его жизнь.

Успехи Путци, как называли его родители, в игре на фортепиано сулили ему славу вундеркинда. Отец, Адам Лист, это предвидел, даже справедливо опасался, что ранняя популярность плохо отразится на незрелом и неокрепшем таланте. Первые дебюты Путци были пробными. В 1819 году он играл в салонах Эйзенш-тадта и Бадена. Опыт оказался удачным. Игру молодого пианиста горячо одобряли. Только в 1820 году состоялись открытые дебюты Путци. Выступление юного таланта привело публику в восторг.

Ференц вместе с отцом едет в Вену. Здесь ежедневно заниматься с мальчиком стал Карл Черни — один из любимейших учеников Бетховена. Ференц упорно учился, преодолевая технические трудности, разучивая этюды.

Зимой 1823 года Листы перебираются в Париж. Отец молодого дарования надеялся на поступление сына в консерваторию. Однако туда Ференца не приняли, так как он был иностранцем. Слава чудо-ребенка опередила его приезд. Блестящие рекомендации открывали двери самых аристократических салонов столицы. Не прошло и нескольких недель, как Ференц играл во дворце герцогини Беррийской, где собирались члены королевской семьи. Успех этого выступления был равносильным признанию всего Парижа.

Однажды он играл у герцога Орлеанского — будущего короля Франции Луи-Филиппа. Своими импровизациями он привел его в восторг. Очарованный герцог содействовал устройству концерта Листа в Итальянском оперном театре. Вместе с Листом в этом концерте принимала участие известная певица Джудитта Паста, аккомпанировал — оркестр Итальянской оперы, один из лучших в Париже. Во время концерта, когда Лист играл сольную часть, свободные от игры музыканты настолько увлеклись его исполнением, что забыли вступить вовремя. Это дало повод одному из рецензентов написать: «Орфей зачаровывал зверей в лесу и заставлял двигаться камни, маленький Лист так потряс оркестр, что тот онемел».

Этот триумф окончательно закрепил за Листом славу нового Моцарта. Его музыкальную карьеру в Париже можно было считать обеспеченной. Отец обратился к видным парижским музыкантам Фердинанду Паэру и Антонину Рейха с просьбой заниматься с Ференцем по теории и композиции.

Композитор и капельмейстер Итальянской оперы Пауэр согласился преподавать инструментовку, профессор Рейха — гармонию и контрапункт. Что касается фортепиано, то Ференц после Черни ни с кем не занимался. В искусстве композиции Ференц феноменально быстро достиг поразительных успехов. И у Паэра возникла мысль ошеломить Париж: его 12-летний ученик напишет оперу. Работа над оперой прервалась поездкой в Англию, куда Листов пригласил друг семьи, фабрикант роялей — Эрар. У него в Лондоне был филиал фабрики, и он хотел, чтобы Ференц опробовал новые инструменты.

Лондон оказал парижской знаменитости теплый прием. К нему отнеслись здесь не просто как к баловню салонов, а как к истинному артисту, настоящему маэстро. После нескольких выступлений Ференц вернулся в Париж, чтобы,закончить оперу. Значительную помощь оказывал Паэр. По признанию Листа, его учителю принадлежала инструментовка оперы и многие музыкальные номера. При всей поверхностной развлекательности, в «Замке любви» были отдельные удачные мелодии, запоминающиеся арии. Проникновению оперы на сцену способствовала и популярность юного автора, чьи портреты красовались во многих витринах и которому куплетисты посвящали свои песенки. Сдав оперу, Ференц отправился во второе концертное турне в Англию и на юг Франции.

Лист попал в среду состязающихся виртуозов и, естественно, не мог не поддаться общему поветрию. В его начинающемся фортепианном творчестве сразу же устанавливается господство фантазий, вариаций на оперные темы, блестящих концертных этюдов или каких-либо иных по названию, сугубо технических пьес вроде созданных в середине 1820-х годов «Бравурного рондо» и «Бравурного аллегро». В период 1825-1830 годов лишь очень чуткие и наблюдательные музыканты могли бы выделить Листа среди множества модных виртуозов и предугадать его уникальное артистическое будущее.

Однако редчайшая природная одаренность Листа-художника и его упорное стремление к совершенствованию должны были рано или поздно сыграть решающую роль. В том, что это все же случилось довольно рано, велика заслуга трех великих музыкантов: Берлиоза, Паганини и Шопена. С ними Лист познакомился в начале 1830-х годов. Если Берлиоз произвел на Листа впечатление грандиозными замыслами, фанатической преданностью великому искусству и полным отрицанием всего, бьющего на внешний эффект или подверженного моде, то Паганини потряс его демонической виртуозностью, связанной с коренным обновлением всей скрипичной техники. Шопен покорил Листа несравненной поэтичностью музыки и фортепианного исполнения, причем особое внимание Листа привлекли шопеновские этюды, в которых техника всецело служила поэтическому замыслу. Последующее разучивание этих этюдов, как отмечают многие современники, буквально преобразило игру Листа, который вскоре стал даже соперничать с самим автором.

Творчество Листа, в основном фортепианное, постепенно обогащается и углубляется в эти же годы, как и его игра. Правда, в середине 1830-х годов он все еще продолжает создавать фантазии на оперные темы, много работает над этюдами, ставя самые разнообразные технические задачи, но техника все больше подчиняется у него общему музыкальному замыслу. Самое же главное, что задачи собственно творческие, поэтические начинают занимать Листа все более, заставляют размышлять о путях музыкального искусства в его высших проявлениях. Особенности его художественной натуры, своеобразие восприятия природы и искусства приводят его к идее программной музыки, ставшей затем ведущей в его творчестве.

Немалую роль в этом сыграло здесь его путешествие с Мари д’Агу" по Швейцарии и Италии, предпринятое во второй половине 1830-х годов. Эта Диана парижских салонов сразу пленила Листа. Подобно героине своей подруги Жорж Санд она во имя любви отказывается от семьи, дома и едет вместе с любимым искать счастья на чужбине. В декабре 1835 года у них рождается первый ребенок — дочь Бландина. Через несколько лет они расстались. Но в то время счастье взаимной любви, яркие впечатления от природы, знакомство с шедеврами искусства — все это, очевидно, с особой силой заставило Листа ощутить в себе не виртуоза, а прежде всего художника. Он много размышляет об искусстве и делится мыслями со своими друзьями в форме открытых писем («Путевые письма бакалавра музыки»), публиковавшихся в одной из парижских музыкальных газет.

У Листа было ощущение близкого родства разных искусств. Он сравнивает, например, Колизей с «Героической симфонией» Бетховена и «Реквиемом» Моцарта и выражает надежду, что Данте найдет отголосок «в музыке какого-нибудь Бетховена будущего». Этим отголоском, в конце концов, стали собственные произведения Листа: написанная в конце 1830-х годов соната-фантазия «После чтения Данте» и более поздняя монументальная симфония «Данте».

Жажда творчества обуревает Листа. Но его друзья ошибаются, думая, что, перестав быть исключительно пианистом-виртуозом, Лист начнет писать симфонии и оперы. Лист пишет одну за другой фортепианные пьесы, пишет под впечатлением увиденного, услышанного, прочитанного, под влиянием лирических и философских размышлений. Так, параллельно «Путевым письмам» рождается цикл «Альбом путешественника», превращенный более поздней редакцией в знаменитое и единственное в своем роде собрание программных фортепианных пьес «Годы странствий». Замысел романтичен. Лист стремится запечатлеть картины природы и все то, что его захватывает в его путешествии, привнося в свое творчество значительную долю романтического лиризма. В окончательном виде пьесы, созданные во время «странствий», группируются в две тетради с подзаголовками: «Швейцария» и «Италия». Характерно, что если в первой тетради преобладают картины природы («На Валленштадтском озере», «Эклога», «Гроза», «У родника»), то во второй воплощены впечатления от искусства («Мыслитель» — по скульптуре Микеланджело, «Обручение» — по картине Рафаэля, «Сонеты Петрарки»).

Фортепианная игра Листа и его творчество не могли не мешать друг другу, так как требовали огромной затраты сил и времени. Творческое уединение середины 1830-х годов сменилось гастролями. Лист объехал за десять лет (1837-1847 годы) всю Европу — от Лиссабона до Москвы, от Гётеборга до Афин. Только в Россию Лист приезжал трижды — в 1842, 1843 и 1847 годах. Своеобразные творческие контакты возникли у него с четырьмя русскими композиторами — Бородиным, Римским-Корсаковым, Кюи и Лядовым. Лист активно пропагандировал русскую музыку. Как пианист, пользовавшийся огромным авторитетом, он прежде всего распространял русскую музыку своими фортепианными транскрипциями, которые исполнялись в самых разных уголках Европы. Без преувеличения можно сказать, что из всех великих западноевропейских музыкантов XIX века никто не имел таких разносторонних связей с русской музыкой, как Ференц Лист. Он был уверен в блестящем ее будущем.

После очередной поездки в Россию в 1847 году Лист наконец прервал свою карьеру концертного пианиста, чтобы всецело отдаться творчеству. Композитор взял реванш у исполнителя... В дальнейшем Лист не отказывался вовсе от выступлений, но они происходили от случая к случаю и уже никогда не носили систематического характера. Период 1848-1861 годов -веймарский — самый яркий, самый плодотворный в творчестве Листа. В это время он осуществляет многие крупные замыслы и создает две программные симфонии, двенадцать симфонических поэм, два концерта для фортепиано с оркестром и «Пляску смерти» для того же состава. Среди фортепианных сочинений этого периода выделяется монументальная одночастная Соната си минор. Но одновременно Лист в стремлении к высшему совершенству своего фортепианного стиля перерабатывает почти все наиболее значительные из ранее сочиненных пьес для фортепиано. Так рождаются окончательные редакции «Венгерских рапсодий», цикла «Годы странствий», этюдов, переложений. Лист-исполнитель в эти годы выступает в новом качестве — дирижера Веймарского придворного оперного театра и несколько реже — концертного дирижера.

Творческая практика Листа порождает в эти же годы новый жанр оркестровой музыки — симфоническую поэму. Уже само наименование ясно указывает на союз музыки («симфоническая») и литературы («поэма»). Взяв за основу программную увертюру вроде «Эгмонта» или «Кориолана» Бетховена, Лист придал ее одночастной форме большую масштабность и свободу, что давало возможность воплощать самое разнообразное, чаще всего опирающееся на какой-либо литературный источник, содержание. Так возникли симфонические поэмы «Прелюды» (по Ламартину), «Что слышно на горе», «Мазепа» (по Гюго), «Гамлет» (по Шекспиру), «Идеалы» (по Шиллеру), «Орфей», «Прометей» (по древнегреческим мифам) и т. д.

Программные концепции Листа всегда интересны и своеобразны, он не иллюстрирует музыкой литературные сюжеты, а представляет свое оригинальное осмысление образов мировой литературы. Французский композитор Сен-Санс писал о Листе: «Когда время сотрет лучезарный след самого великого из всех когда-либо существовавших пианистов, оно запишет в свой золотой фонд имя освободителя оркестровой музыки». Сен-Санс особенно подчеркивал роль Листа как создателя симфонической поэмы. Действительно, после Листа и даже еще при его жизни симфоническая поэма стала наиболее распространенным жанром программно-симфонической музыки.

Хотелось бы несколько слов сказать и о его рапсодиях. И здесь Лист оказался смелым новатором, создав интереснейшие образцы претворения характерной народно-национальной тематики в очень свободную, но по-своему убедительную форму, которая в музыковедении так и стала называться рапсодической. Разумеется, особое место принадлежит «Венгерским рапсодиям». Лист написал их девятнадцать. Подобно древнегреческим певцам-рапсодам композитор рассказывал в них о своей родине, о радостях и скорбных думах ее народа.

Между тем жизнь дарила не только радости. Лист восхищался творчеством Вагнера. Однако как пропагандист музыки Вагнера он оказался не столь удачлив, как творец собственных произведений. Кроме «Лоэнгрина» он так и не смог добиться постановок других опер друга. Все чаще при дворе задевают его самолюбие, выказывая неуважение к его возлюбленной — княгине Каролине Витгенштейн, которую он полюбил еще будучи совсем молодым.

После отъезда из Веймара на Листа обрушиваются новые беды. Не успел еще залечить раны, нанесенные ему в городе, который он пытался превратить в Афины новой музыки, а судьба уже готовила новые тяжелые удары. Лист едет в Рим в надежде устроить свою личную жизнь.

Каролина после неустанных хлопот в столице католической церкви, длившихся более полутора лет, получила, наконец, согласие папы римского на расторжение брака с князем Витгенштейном. Каролина хотела, чтобы венчание их состоялось в Вечном городе. Все было готово к предстоящему бракосочетанию. Оно должно было произойти на второй день после приезда Листа, 22 октября 1861 года, в день его пятидесятилетия. Но накануне, поздно вечером, княгине сообщили, что по велению папы дело о ее разводе вновь откладывается на неопределенный срок. Это был страшный удар. В течение четырнадцати лет Ференц и Каролина делали все возможное, чтобы получить право на брак, на нормальную семейную жизнь, защищенную от косых взглядов, осуждения светского общества.

Фанатично религиозная, склонная к мистицизму Каролина решает, что ей не предназначено судьбой быть счастливой в этом мире. Она полностью отдается изучению богословия, отказываясь от личного счастья. Затворница по собственной воле, она в течение долгих лет не покидает своей римской квартиры, где работает с утра до ночи над богословскими трактатами, при наглухо закрытых окнах и ставнях, при свете свечей. По вечерам ее навещают Лист, близкие друзья.

Лист устал от вечных неудач и разочарований. Он душевно надломлен смертью горячо любимого сына Даниэля, умершего от скоротечной чахотки. Композитор очень медленно возвращается к творчеству, пишет церковную музыку, заканчивает ораторию «Легенда о святой Елизавете». Его настигает новый удар судьбы — умирает его старшая дочь Бландина.

Римская церковь оказывает ему все большее внимание. В Ватикане в торжественные дни исполняются его «Папский гимн» в переложении для органа. Листа уговаривают посвятить себя церкви. 25 апреля 1865 года Лист принимает малый постриг и поселяется в Ватикане в апартаментах своего друга кардинала Гогенлоэ. Решение Листа вызывает недоумение и испуг друзей, злобные выпады врагов. Впрочем, эта власть церкви над Листом была весьма относительной. Композитор не отошел от своих друзей-вольнодумцев, горячо сочувствовал гарибальдийскому движению и, не стесняясь, позволял себе самые свободолюбивые высказывания.

Не прекращается и творческая деятельность композитора. Заметными вехами в творчестве Листа становятся крупные вокально-инструментальные композиции: оратории «Легенда о святой Елизавете» и «Христос», «Венгерская коронационная месса»; в течение многих лет идет работа над ораторией «Легенда о святом Станиславе». Появляются и яркие фортепианные произведения: «Испанская рапсодия», этюды «Шум леса» и «Хоровод гномов», последние венгерские рапсодии, цикл «Венгерские исторические портреты». Появляется еще одна симфоническая поэма — «От колыбели до могилы». Написанные в 1870-х годах пьесы для фортепиано, отражающие впечатления от пребывания в Италии Листа-аббата, Листа — умудренного годами мастера, составили третью тетрадь цикла «Годы странствий».

Празднование пятидесятилетия творческой деятельности композитора в Пеште в 1873 году вылилось в подлинно национальное торжество. Магистрат столицы в честь великого маэстро учредил фонд размером в десять тысяч гульденов.

И снова в неустанных трудах протекает жизнь Листа. Для своего возраста он исключительно живой и подвижный. Композитор преподает в Веймаре, Будапеште, ездит в Рим, а за ним спешат его ученики, образуя «листовскую колонию». Неугомонный музыкант выступает во многих городах как пианист и дирижер. В Вене славятся «листовские недели», программы которых состоят из его симфонических и фортепианных произведений. Часто его можно увидеть на эстраде вместе со своими учениками.

Идут годы, и хотя Лист больше чем когда-либо окружен учениками и поклонниками, он все больше начинает испытывать щемящее чувство одиночества. Многих его сверстников — друзей и врагов — уже нет. Двое его детей умерли, а дочь Козима бесконечно далека от него; подруга жизни — единственная опора на склоне лет — ушла в религию, и он остался один в бурном жизненном водовороте. Он борется изо всех сил, старается сохранить свое жизнеутверждающее кредо, но течение уносит его.

1885 и 1886 годы проходят под знаком листовских торжеств в связи с его семидесятипятилетием. Между тем здоровье Листа ухудшается, слабеет зрение, беспокоит сердце. Из-за отеков ног временами он передвигается лишь с посторонней помощью. Ночью 31 июля 1886 года он скончался.


Венгерская рапсодия №2




[size=14]

Ференц Лист (1811-1886)
Великие композиторы

Блестящий композитор и пианист XIX века, один из величайших музыкантов мира, Ференц Лист прожил удивительную жизнь, в которой тесно переплелись нищета и богатство, любовь и презрение, божественный талант и фантастическая работоспособность.

Сын бедного венгерского чиновника, он на равных говорил с монархами и папой римским, его гений покорял города и страны, и, конечно... женские сердца.

Музыкальная одаренность Листа проявилась очень рано. Уже в пять лет он мог подобрать на рояле любую мелодию, в семь – свободно импровизировал и поражал воображение слушателей сложнейшей техникой.

С девяти лет Ференц Лист начал концертную деятельность. У него были необыкновенные педагоги – пианистическому искусству Лист учился у знаменитого Черни (ни один ученик музыкальной школы по классу фортепиано не вырос без его многочисленных этюдов), а уроки композиции юному Ференцу давал сам маэстро Сальери.

Где бы ни выступал Ференц Лист – в Австро-Венгрии, откуда он был родом, в Италии, Англии, Франции – всюду его ждал триумф. Однако далеко не всегда слава была пропорциональна концертным сборам, и зачастую ему едва удавалось сводить концы с концами. И вот в 1827 году во Франции удача, кажется, улыбается Листу. Ему предлагается стабильный доход – министр, сиятельный граф Сен-Крик ищет учителя музыки для своей дочери Каролины. Семнадцатилетний Ференц радостно соглашается, даже не предполагая пока, какую роль в его жизни сыграют эти уроки. Перед Каролиной предстал новый учитель – высокий юноша, со светлыми, спадающими на плечи волосами, тонким профилем и изящными музыкальными руками. Юный педагог и его ученица, которая лишь ненамного была младше его, полюбили друг друга и даже обменялись кольцами, что в те времена означало помолвку. На тонких ободках колец была выгравирована латинская надпись exspectans exspectavi – «не устану ждать». Однако у Сен-Крика были свои представления о том, за кого должна выйти замуж его дочь. В зятья он наметил богатого землевладельца графа д`Артиго и, невзирая на протесты дочери, отправил ее в фамильный замок Сен-Криков на берегу Луары. Учителю музыки Сен-Крик заявил, что не потерпит мезальянса в своем семействе. Можно только представить, сколь тяжело Лист переживал расставание с любимой девушкой. Вот что пишет он сам:

«В этот период я в течение двух лет был болен... Мое сердце истекало кровью, моя мысль смирилась... Отречение от всего земного стало единственным стимулом моей жизни...» Отречение от всего земного – это мысль об уходе в монастырь. Удивительно, но в конце жизни композитор снова вернется к этой мысли.

Молодость и страстная любовь к музыке тем временем взяли свое. Ференца окружают новые люди и новые увлечения. Он был знаком с такими знаменитостями своего времени как Ламартин, Теофиль Готье, Дюма, Оноре де Бальзак, Гектор Берлиоз, Жорж Санд, Эжен Делакруа, Эжен Сю. Нередко творческая элита собиралась в салоне Мари д`Агу (в девичестве Флавиньи) – признанной «властительницы Парижа». Умная и тонкая красавица-блондинка умела собирать вокруг себя самое изысканное и интересное общество. На одном из вечеров у Мари д`Агу Ференц Лист познакомился с другим прославленным композитором и виртуозным пианистом своего времени – Фридериком Шопеном. В богатом и роскошном Париже встретились два странника, тосковавших по родной земле – один по Венгрии, другой – по Польше.

Однажды Шопен представил на вечере только что сочиненный экспромт, это был «Ноктюрн фа диез мажор». Рояль пел под пальцами Шопена нежно и страстно, прихотливая мелодия взмывала вверх, чтобы обрушиться потом стремительным водопадом сложнейших трелей. На мгновенье публика замерла, и вскоре зал наполнился рукоплесканьями. И вдруг неожиданно погас свет. В полумраке Шопен шепчет Листу:

Сейчас ты сядешь на мое место, и сыграешь то же самое.

Лист обладал поистине уникальной музыкальной памятью. «Ноктюрн фа диез мажор» звучит снова. Безошибочная цепкая память не пропускает ни единого акцента, ни одной изящной паузы. Ритм раскачивается так же свободно, как и у Шопена. И мелодия звучит при этом так же страстно, рояль поет точно так, как под пальцами Шопена.

Вспыхивает лампа, и слушатели с изумлением видят за роялем не Шопена, а Листа. Тогда поднимается новая волна аплодисментов, переходящих в овацию.

Шопен и Лист дают и совместные концерты. Современники надолго запомнили удивительный концерт-соревнование на трех фортепиано, который давали три великих пианиста – Лист, Шопен и Хиллер. Известно также, что Шопен посвятил одну серию своих этюдов Листу, а другую – Мари д`Агу. Кстати, Ференц и Мари все больше времени проводят вместе. Ежедневно они пишут друг другу письма. Блестяще образованная Мари слегка подтрунивала над Ференцем, который не слишком изящно изъяснялся по-французски и не знал основ латинского синтаксиса. Уязвленный Ференц чувствовал себя деревенским мальчишкой, оказавшимся вдруг на паркете барского дома. Он с головой окунается в чтение, изучает английскую грамматику, чтобы читать Шекспира в подлиннике, итальянскую – чтобы насладиться Данте и Петраркой. При этом он преподает, упражняется в пианистическом искусстве, дает концерты, пишет музыку. Как бы деликатно Мари ни поправляла ошибки Листа, ее замечания были для него больнее пощечины. В конце концов, он принимает решение – не появляться больше в семействе д`Агу. Старик граф и Морис, брат Мари, приглашают его, но Лист тверд: его больше не заставят краснеть от неловкости.

Однако, когда на следующий день приходит записка от Мари, Лист, забыв о всех своих зароках, прибывает на ужин к Мари д`Агу. И оба они теряют голову от любви. Ференцу двадцать четыре, Мари на шесть лет старше. Она не хочет скрывать их отношения, и ради Листа со скандалом порывает со своим семейством – с мужем, братом, матерью. В 1835 году Ференц и Мари уезжают в Женеву. Общество отвернулось от Мари д`Агу, а род Флавиньи отрекся от «блудной дочери». Это означало не только моральный бойкот, но и полное лишение Мари материальных прав. Она так и не смогла получить развода от своего мужа, поскольку это противоречило канонам католицизма, а Мари и вся ее семья были католиками. Отныне ее язвительно называют «графиня де Лист».

С 1835 по 1839 год Мари рожает Листу троих детей – Бландину, Козиму и Даниэля. Однако в отношениях опальной пары не все гладко и безоблачно. Мари ревнует Листа к другим женщинам (среди них и знаменитая писательница Жорж Санд, и прекрасная ученица Мария Потоцкая), но главная ее соперница – музыка. Мари ради Листа оставила семью, блистательный Париж, друзей. И что получила взамен? Вечное ожидание, детские крики и смертную скуку. В 1836 году она пишет матери:

«Я хочу вернуться в Париж и быть с Вами. Никто не может заменить мать, а Вы значите для меня больше, чем просто мать...»

В конце концов, так оно и случается. Андрэ Моруа написал об этой любви так:

«Лист и госпожа д'Агу созданы друг для друга, но им приходится расстаться. Если любовники упорствуют, они превращаются в «каторжников любви». Нет ничего менее свободного, чем свободная любовь».

В 1841 году Мари вместе с детьми возвращается в Париж. На прощанье она сказала Ференцу:

У нас было бы все хорошо, имей мы хоть несколько спокойных месяцев. Но ты бродишь по свету, как вечный странник, а я сижу в своей темнице, и, когда мы наконец встречается, у нас остаются друг для друга только упреки.

А для Листа начинается период бурной концертной деятельности. Восемь лет, с 1839 по 1847 годы, он с триумфом концертирует во Франции, России, Испании, Португалии, Венгрии, Румынии и других европейских странах, постоянно жертвуя доходы с концертов на общественные цели.

В России Лист побывал трижды – в 1842, 1843 и 1847 годах. Правда, Петербург оказал музыканту не самый теплый прием. А виной тому был, говорят, такой случай.

Лист давал концерт в Зимнем дворце перед императором Николаем I. Во время музыки император стал переговариваться со своим адъютантом. Лист прекратил игру.

Почему Вы перестали играть? – удивленно спросил Николай.

Когда говорит царь, все остальные должны молчать, – ответил маэстро.

 

Ваш экипаж подан, господин Лист, – холодно сказал император.

Лист поклонился и вышел из зала. А вскоре в гостиничный номер, где он жил, явился полицейский и объявил, что по высочайшему приказу Лист должен покинуть Санкт-Петербург в течение шести часов.


По другой версии, некий придворный попросил Листа дать благотворительный концерт в честь ветеранов Бородина. Лист ответил: «Я воспитывался во Франции, там я стал знаменитым. Для меня неприлично прославлять тех, кто победил Францию». Сплетники поспешили к царю: такую новость невозможно было удержать в тайне. Его величество, выслушав, нахмурил брови:

«Очень не люблю этого выскочку. В особенности его длинные волосы и политические взгляды».

Города и страны продолжают мелькать перед Листом – Петербург, Париж, Женева, Франкфурт, Берлин, Силезия, Познань, Краков, Варшава, Кенигсберг, Рига ...

«Я трачу себя, не обретая ни радости в настоящем, ни надежды в будущем... Но здоровье мое прочнее железа. Моральный дух, характер закалились. Что, если счастье, идеал, живущий в наших сердцах, еще можно обрести?» – пишет Лист.

В феврале 1847 года Лист давал концерты в Киеве. Билеты стоили по рублю, что было в те времена совсем не малыми деньгами. И вот некая дама платит за билет на один из его благотворительных концертов не рубль, а сто.

Кто же эта щедрая душа?

Вскоре стало известно, что даму зовут Каролиной Петровной, она умна и очень хороша собой. Каролине Петровне двадцать восемь лет, она замужем за князем Николаем Сайн-Витгенштейном, сыном российского фельдмаршала, и у нее есть маленькая дочь Мария (Манечка). Правда, добавляет молва, с мужем она не живет. Князь в первый год их совместной жизни осчастливил ее ребенком, а теперь лишь изредка появляется перед женой только для того, чтобы взять у нее денег на прожигание жизни в Петербурге, и потом снова надолго исчезает.

Лист поблагодарил в письме таинственную Каролину за столь щедрое пожертвование, а она в ответ пригласила маэстро в свое роскошное имение Вороницы неподалеку от Киева. На следующее утро к отелю подкатила карета княгини Витгенштейн, и вскоре Лист оказался в Вороницах.

Каролина призналась, что не пропустила ни одного концерта Листа в России, что давно увлечена его музыкой, и что давно порывалась написать ему. И вдруг словно искра пробежала между ними. Быстро, взахлеб, словно боясь не успеть, она стала рассказывать ему о своем детстве и юности, о том, как несовершеннолетней девочкой ее выдали замуж за нелюбимого. Она читала ему свой дневник, без утайки доверяя самые горькие страницы. Теперь она смело может перевернуть их и открыть новую, чистую страницу своей жизни! Не оглядываясь назад, Каролина всею силой страстной души решает порвать с прошлым, даже если в будущем ей будут грозить нищета и бесславие. И единственный человек, с которым она может представить себе новую жизнь, – Ференц Лист.

Лист дал слово вернуться в ее имение Вороницы, как только он закончит свое концертное турне.

Из письма Ференца Листа Каролине Витгенштейн:

«Поверьте мне, Каролина, что я так же схожу с ума, как Ромео, если, конечно, это можно назвать сумасшествием... Петь для вас, любить вас и доставлять вам удовольствие; я хочу сделать вашу жизнь красивой и новой. Я верю в любовь – к вам, с вами, благодаря вам. Без любви мне не нужны ни небо, ни земля. Давайте же любить друг друга, моя единственная и славная Любовь. Богом клянусь, что люди никогда не смогут разлучить тех, кого навеки соединил Господь...»

Лист не хочет снова оказаться в двусмысленном положении: ему нужна не любовная интрига, а законный союз. Он уже устал быть странствующим музыкантом и мечтает об уютном доме и любящей жене.

В Елизаветграде Лист дает свой последний концерт и объявляет публике, что расстается с бездомной долей вечно кочующего бродяги-артиста.

- Раковина для творчества уже приготовлена, – сказал он, – осталось лишь натянуть внутри нее звучные струны...

Однако разводы были недопустимы для русских аристократов. Ни князь Витгенштейн, ни император Николай I не дают Каролине разрешения на развод. Более того, когда семья узнала о намерениях Каролины связать свою судьбу с музыкантом, то решила... упрятать Каролину в сумасшедший дом или монастырь.

Тогда решительная женщина продала все ценное, что у нее было, взяла маленькую Манечку и в одну из вьюжных зимних ночей решилась на побег из России. На границе офицер пограничной стражи, давний почитатель красоты и щедрости Каролины, сказал ей: «В связи с беспорядками в Европе получен приказ закрыть русскую границу. Но я задержу приказ до того момента, когда Ваше сиятельство не очутится за ее пределами».

Каролина стала, как сейчас говорят, невозвращенкой. За это на родине ее лишили титула и всех имущественных прав.

Каролина и Ференц Лист поселяются в Веймаре. Веймар в ту пору был немецкой провинцией, где правила гроссгерцогиня Мария Павловна (дочь императора Павла I и сестра Николая I). Она уже давно хотела, чтобы Лист поселился в Веймаре, в загородном замке Альтенбург, который она подарила композитору. Мария Павловна весьма благосклонно относилась к Листу и Каролине, любовь которых стала легендой во всей Европе.

Сам Лист «веймарский» период называл самым счастливым в своей жизни. Именно в Веймаре он написал 12 из 13 симфонических поэм, 15 из 19 венгерских рапсодий, музыкальный цикл «Годы странствий», программные симфонии «Фауст», «Данте» и «Грандская месса».

Благодаря Листу маленький Веймар стал центром музыкальной культуры Европы. Лист ставил в провинциальном театре оперы Вагнера, Берлиоза, Шумана, Верди, Глюка, Рубинштейна, Моцарта, Вебера. За 11 лет он поставил 43 оперы! Продолжал он и преподавать, причем делал это совершенно бесплатно.

Однако год идет за годом, а положение Ференца и Каролины по-прежнему двусмысленно. Каролине удается доказать, что родители выдали ее замуж против воли, когда она была еще несовершеннолетней. Новый российский император Александр II дает согласие на развод. Однако требуется еще подтверждение папы римского. Каролина получает и это подтверждение. Венчание Ференца и Каролины назначено на 22 октября 1861 года в Риме. Алтарь церкви Сан-Карло на улице Корес уже украшен живыми цветами, но неожиданно к Каролине и Ференцу является секретарь папы и сообщает, что венчание отменяется.






И снова – тягостная двусмысленность и неопределенность. Все чаще Листу приходит в голову мысль остаться в Ватикане, писать исключительно духовную музыку и посвятить остаток жизни служению Церкви. И когда приходит весть о том, что князь Витгенштейн скончался и Каролина отныне – свободная женщина, Лист совершает абсолютно неожиданный поступок. Объяснить его не могут ни биографы, ни давние друзья композитора. В зените своей славы он постригается в монахи, и становится аббатом.

Каролина же теперь занимается мировой религией и пишет огромный труд из двадцати четырех томов об истории религии. Церковь вместо того, чтобы соединить влюбленных, навеки разлучила их.
                              

В своем завещании Ференц Лист написал:

«Всем, что я сделал за двенадцать последних лет, я обязан женщине, которую я страждал назвать своей супругой, чему, однако, мешали зло и мерзкие интриги отдельных людей. Имя этой любимой женщины – княгиня Каролина Витгенштейн. Она – источник всех моих радостей и исцелительница моих страданий».

Но была в завещании и еще одна деталь. После своей смерти Лист просит наследников «переслать его кольцо с талисманом мадам Каролине д`Артиго, урожденной графине Сен-Крик». То самое кольцо с надписью exspectans exspectavi...

Музей-квартира Ференца Листа  Венгрия


Музей-квартира Ференца Листа


                       
                                                         Левая кисть Листа из мрамора



письменный стол Ференца Листа


                      

Интересные факты:

Один музыкант подарил композитору рукопись своей книги, озаглавленную не без лести "Лист и Бетховен".
- Следовало бы назвать наоборот, - заметил композитор, - "Бетховен и Лист", а, впрочем, знаете, и этого не следовало бы делать. Очень давно я видел в парижском зоопарке безобидного пуделя в одной клетке со львом. Собака дрожала от страха, хотя лев был вполне сыт. Так что я очень не хочу быть в вашей книге на месте этого пуделя...


Когда Лист был с гастролями в Англии, ему передали приглашение выступить в Виндзорском дворце - королевской резиденции.
Однако королева Виктория пришла на концерт с опозданием: она и ее свита долго устраивалась в ложе, шелестели платья придворных дам, королева громко разговаривала... Лист демонстративно прервал игру.
- Мне показалось, что ваш этюд был слишком коротким, - сказал ему один из присутствовавших сановников.
- Просто я боялся помешать Ее Величеству королеве Виктории разговаривать... - ответил Лист.

Просмотров: 2224 | Добавил: Ele | Теги: http://www.youtube.com/watch?v=S6Kr | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 377
Статистика
Календарь
«  Ноябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Мини-чат
200
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz